пятница, 12 февраля 2016 г.

ЗА МИШКАН ЗАПЛАТИЛИ половину серебряного шекеля в Пустыне, а теперь Тора Моисея отменяется мудрецами Талмуда ???

ЗА МИШКАН ЗАПЛАТИЛИ половину серебряного шекеля в Пустыне, а теперь Тора Моисея отменяется мудрецами Талмуда ???
 
Я не нашла в Торе Моисея ни одной заповеди, ни одного указания о том, что надо что-то просить у Бога, или уговаривать Его утвердить догматы , придуманные людьми тысячи лет назад, пренебрегая мнением Моисея, "ДОВЕРЕННОГО ВО ВСЕМ ДОМЕ МОЕМ". И нигде я не видела ни одной молитвы, ни одного прошения о вразумлении заблудших и возвращении народа Израиля к древней традиции служения Богу под руководством Моисея.
Все молитвенники переполнены прошениями о восстановлении ХРАМА в Иерусалиме, хотя в Торе Моисея нет ни слова о ХРАМЕ.
Разрушение МИШКАНА никто не оплакивает, никто не раскаивается. никто не видит своей вины, потому что все молитвословы ПРОГРАММИРУЮТ человека на преимущества "молитвенного служения", которое "по значению своему ВЫШЕ ЖЕРТВ". А чтобы Вы окончательно утвердились в этой ЕРЕСИ, то Вам дают в качестве аргумента ссылку на слова Талмуда: "Молитвы заменяют собою ПОСТОЯННЫЕ ВСЕСОЖЖЕНИЯ", ХОТЯ ОНЕ, по "ЗНАЧЕНИЮ СВОЕМУ ВЫШЕ ЖЕРТВ" - это цитата из Сидура, который "Разработал по источникам, перевел на русский язык... А.Л.Воль. И не думайте, что этот Сидур я купила в катакомбах Церкви христианской,
я купила его в Хоральной Синагоге города Москвы.
В синагоге "НА ГОРОЧКЕ" тиражом 5000 экземпляров распространялось НОВОЕ ЗНАНИЕ о том, что "Молитвы заменяют собою ПОСТОЯННЫЕ ВСЕСОЖЖЕНИЯ", И по "ЗНАЧЕНИЮ СВОЕМУ ВЫШЕ ЖЕРТВ". "Вот тебе, бабушка, и Юрьев День!".
А то я всегда думала, что никакого НОВОГО ЗАВЕТА БЫТЬ НЕ МОЖЕТ. И считала слова Павла Тарсянина о ветхости и негодности "ЗАВЕТА ПЕРВОГО" - ЛЖЕУЧЕНИЕМ и необъективной реальностью, данной нам в ощущениях. 
И вот, в конце 80-х годов прошлого века я реально купила Сидур с НОВЫМ ЗАВЕТОМ ОТ МУДРЕЦОВ ТАЛМУДА О ЗАМЕНЕ ЖЕРТВОПРИНОШЕНИЙ ЧТЕНИЕМ МОЛИТВ., ибо "После разрушения Иерусалимского ХРАМА молитвенное богослужение заступило на место жертвенного". А это означает, что Тора Моисея отменяется мудрецами Талмуда. Пойди теперь, докажи им, что Тора Моисея как была, так и будет всегда О ВЕЧНОЙ РАБОТЕ ЛЕВИТОВ В ШАТРЕ СОБРАНИЯ. А, работающему в Шатре Собрания никогда и в голову не придет молиться о восстановлении ХРАМА в Иерусалиме.
................................
 

Как-то сапожник пришел к раввину из Гера и сказал:
— Скажи, как мне поступить с утренней молитвой? Мои клиенты — небогатые люди, у них всего лишь по одной паре обуви. Я беру в ремонт их обувь вечером и работаю большую часть ночи. К рассвету я не успеваю все закончить, а ведь людям нужна обувь до начала работы. Как же мне быть с утренней молитвой?
— Как ты молился до сих пор?
— Иногда я быстро проговариваю молитву и возвращаюсь к работе, но затем мне становится не по себе. Иногда мне приходится и вовсе пропускать молитву. В этом случае я также ощущаю чувство какой-то потери, и каждый раз, когда поднимаю обувной молоток, я почти слышу вздох своего сердца: «Как же мне не везет; у меня совсем нет времени на утреннюю молитву!»
— Если бы я был Богом, — ответил раввин, — то этот вздох для меня был бы дороже самой молитвы.
(Абрам Рабкин (1925-2013). Сапожник старого Бабруйска)

Как-то сапожник пришел к раввину из Гера и сказал:
— Скажи, как мне поступить с утренней молитвой? Мои клиенты — небогатые люди, у них всего лишь по одной паре обуви. Я беру в ремонт их обувь вечером и работаю большую часть ночи. К рассвету я не успеваю все закончить, а ведь людям нужна обувь до начала работы. Как же мне быть с утренней молитвой?
— Как ты молился до сих пор?
— Иногда я быстро проговариваю молитву и возвращаюсь к работе, но затем мне становится не по себе. Иногда мне приходится и вовсе пропускать молитву. В этом случае я также ощущаю чувство какой-то потери, и каждый раз, когда поднимаю обувной молоток, я почти слышу вздох своего сердца: «Как же мне не везет; у меня совсем нет времени на утреннюю молитву!»
— Если бы я был Богом, — ответил раввин, — то этот вздох для меня был бы дороже самой молитвы.
(Абрам Рабкин (1925-2013). Сапожник старого Бабруйска)

·

Как-то сапожник пришел к раввину из Гера и сказал:
— Скажи, как мне поступить с утренней молитвой? Мои клиенты — небогатые люди, у них всего лишь по одной паре обуви. Я беру в ремонт их обувь вечером и работаю большую часть ночи. К рассвету я не успеваю все закончить, а ведь людям нужна обувь до начала работы. Как же мне быть с утренней молитвой?
— Как ты молился до сих пор?
— Иногда я быстро проговариваю молитву и возвращаюсь к работе, но затем мне становится не по себе. Иногда мне приходится и вовсе пропускать молитву. В этом случае я также ощущаю чувство какой-то потери, и каждый раз, когда поднимаю обувной молоток, я почти слышу вздох своего сердца: «Как же мне не везет; у меня совсем нет времени на утреннюю молитву!»
— Если бы я был Богом, — ответил раввин, — то этот вздох для меня был бы дороже самой молитвы.
(Абрам Рабкин (1925-2013). Сапожник старого Бабруйска)

Комментариев нет: